Крепости Челябинской области

 В 1735-1739 годы для прикрытия Пермских и Екатеринбургских заводов от набегов башкир были построены Ачитская, Бисертская, Гробовская, Киргишанская, Кленовская, Кызылташская, Сарапульская крепости, а также Красноуфимская (1736) — в виде «деревянного замка» на правом берегу реки Уфы — полковником А. И. Тевкелевым (по указу Правительствующего Сената). К группе внутренних крепостей (не имевших пограничного значения) относились и укрепления Исетской линии, построенные в 1736-1739 годы по предложению Кирилова и В. Н. Татищева. Крепости, расположенные по рекам Исеть и Миасс, выполняли охранные функции, обеспечивая доставку провианта, материалов и вооружения (пушек) из заводов и слобод Пермской и Сибирской губерний в Верхнеяицкую пристань и далее, в строившийся Оренбург, важнейшими из них являлись заложенные командой майора Я. С. Павлуцкого Миасская (1736), Челябинская (1736) и Еткульская (1737), а также Чебаркульская (1736, полковник Арсеньев), Уйская (1742). Для защиты крепостей при них размещали 1-2 драгунские роты и роту или полуроту пехоты регулярных полков. По указу И. И. Неплюева (от 3 июня 1742) во всех крепостях (кроме Исетской линии) должны были находиться по 1 сотнику, 1 пятидесятнику, 1 хорунжему и 50 казаков. С 1804 года высочайшим указом было предписано в каждой крепости иметь по 100 казаков. Между крепостями расстояние не превышало 50 верст, устраивались редуты (укрепления меньших размеров со сменными командами из солдат пехоты и казаков), которые выполняли сторожевую функцию и служили убежищем для проезжающего населения на случай неожиданного нападения. Редуты отстояли друг от друга на расстоянии слышимости пушечного выстрела или видимости зажженных маяков, располагавшихся между редутами на возвыш. местах. Очертание крепостной ограды было простым — полигональное с выступами в виде малых бастионов, помещённых в углах и посередине длинных сторон; в бастионных выступах помещались пушки. Земляные ограды окружали рвом, при этом часть вынутой земли употреблялась на сооружение контрэскарпа (небольшого возвышения, на котором помещался ряд рогаток). Крепости с деревянными оградами, как правило, не имели рва, и поэтому на их вершине устраивались рогатки или полурогатки (штурмфалы). Крепости Исетской линии (Еткульская, Миасская и Чебаркульская) были при основании земляными (последняя вскоре была перестроена, так как планировалось сделать ее центром провинции); Челябинская крепость имела крепостную ограду в виде заплота. Особенностью крепостей этой линии было то, что дома обывателей и части служилого сословия, находившиеся за крепостными стенами, также обносились сплошными заграждениями (заплотом), за которыми с внешней стороны устанавливался ряд рогаток и надолб. Такие дополнительные оборонительные ограды в виде сплошного заплота (местами палисада) имелись в крепостях Чебаркульской, Еткульской. Уйской. Большинство крепостей во время Крестьянской войны 1773—1775 гг. подверглось нападению, получило значительные повреждения; к началу 1780-х гг. было восстановлено. Последние укрепления на территории Оренбургского края появились по высочайше утверждённому 5 марта 1835 года положению Азиатского комитета, которым военному губернатору В. А. Перовскому предписывалось с целью упрочения российского влияния в киргиз-кайсацкой степи построить Новую пограничную линию по прямому направлению от Орской крепости на северо-восток, к редуту Березовскому Уйской линии. На территории Новолинейного района в том же году началось возведение Наследницкой, Николаевской крепостей, Константиновской и Михайловской крепостей (с редутами между ними); в начале 1840-х гг. в крепости новой линии были переведены казаки из внутренних станиц, белопахотные солдаты с территории двух бывших Закамских линий, калмыки из расформированного Ставропольского калмыцкого войска. В 1860— 1870-х гг. крепости Оренбургской линии стали утрачивать значение. В апреле 1862 года было упразднено Оренбургское комендантское правление. С созданием Туркестанского генерал-губернаторства Оренбургская губерния стала внутренней; пограничная линия была ликвидирована, бывшие крепости стали городами, станицами и поселками.

 

В Челябинской области к памятникам истории и культуры регионального значения относятся две сохранившиеся крепости: Наследницкая и Николаевская.

 

Наследницкая крепость основана 15 мая 1835 года на берегу реки Берсуат (в переводе с казахского – «единственный водопой», ныне Брединский район) для защиты от набегов степных кочевников мятежного султана Кенисары Касымова, в период расширения и укрепления Российских границ в правлении императора Николая I в честь наследника цесаревича Александра.

 

Название крепости и расположившегося вокруг него поселка связывают с именем наследника престола – цесаревича Александра II, который в 1837 году совершил путешествие по границам государства. Путь, по которому проехал цесаревич Александр II впоследствии был назван Царской дорогой.

 

Крепостной узел до настоящего времени является центром планировочной и объемно-пространственной композиции посёлка Наследницкого, расположенного на пологом спуске к реке Берсуат, а здание храма — архитектурной доминантой поселка. Квадратная в плане крепость размещается на большой площади, одной стороной обращена к реке. В прошлом использовалась как площадка для джигитовки казачьих отрядов и проведения (до 1928 г.) ярмарок: Петровской — 29 июня, осенней — 12 ноября, зимней (рыбной) — 20 января, которые приносили до 8—10 тыс. руб. годового дохода. На площадь выходили наиболее значительные постройки, некоторые на каменном подклете (например, дом торговца с кирпичной лавкой внизу). До 1844 года в Наследницком укреплении находилась походная церковь в честь Вознесения Господня. Каменный 1-престольный храм во имя Святого благоверного князя Александра Невского возведен в 1844—1847 гг. «на казенную сумму». Современники писали: «Особую прелесть придает станице здешняя церковь. Она господствует над всей станицей. Строительство... было делом нелегким. Если кирпич делали на месте, то известь и алебастр приходилось завозить из отдаленных карьеров, железо — с уральских заводов, а колокола отливались на Бузулукском колокольном заводе. Последний колокол был установлен в 1909 году весом более тонны». Со строительством храма станица Наследницкая стала одним из 3 мест постоянного пребывания священника (к ней было приписано 14 поселков). Двухцветный храм, сложенный из кирпича с включением светлого камня (в карнизах), в плане представляет собой равноконечный крест. Над средокрестием возвышается большой 8-гранный световой барабан с чередующейся шириной граней, увенчанный луковичным куполом. Пять глав храма разновеликие: с запада главу, повторяющую рисунок главного купола, завершает круглый барабан-звонница с 4 арочными слухами; еще 3 главы на круглых глухих барабанах имеют иную форму и размеры: 2 маленькие (северная и южная), алтарная (восточная) — несколько больше. Здание выполнено в стилистике классицизма. В декоре доминирует белая гладь стен; в отдельных деталях (широких ленточных обрамлениях, пропорциях филенок и алтарной части и др.) проявляются влияние казахской архитектуры и мотивы стилизации под древнерусское зодчество (оформление арочных проемов). Формы храма крепостные, монумент. Фасад имеет 2 яруса окон, прямоугольных внизу и арочных вверху; декорирован гуськовым рядом из кирпича над белокаменной полкой карниза. Стены храма были покрыты росписями (изображения евангелистов на изогнутых трапециевидных парусах — конструкциях купольного покрытия; фигуры святых в простенных восьмериках, многофигурные сцены из «Евангелия» на зап. стене), а также изречениями: «В начале слова — ум», «Злой человек — Богом не любимый» и др. (в настоящее время скрыты под штукатуркой). Эклектичность архитектурного решения комплекса просматривается также в декоре зубчатых крепостных стен (выполнявших роль церк. ограды) с воротами.

 

Крепость небольшая, в плане представляет собой квадрат со стороной 50 метров, имеет все необходимые атрибуты: каменные стены высотой около 3,5-4 метров, башни (без зубцов), зубцы на стенах, бойницы, решетку в воротах.

 

Кажется, немного странным, что в середине XIX века в уральских степях строились крепости столь примитивного вида — малой площади, с низкими стенами и простыми угловыми башнями. Однако, стоит заметить, что и противник у них был соответствующий — кочевники пользовались тактикой набегов, не умели вести правильную осаду, не имели штурмовых лестниц, а тем более артиллерии или других осадных орудий. Для них стены даже такой высоты представляли серьёзную преграду.

 

В 1839-1846 годах крепости пришлось сдерживать дикий натиск отрядов могущественного султана того времени — Кенисары Касимова. Кочевники совершили десятки нападений, однако, русский укрепленный пункт в Наследницком за всю свою историю не проиграл ни одного сражения, сохранив и себя, и рубежи России.

 

В результате покорения Туркестана и военных реформ, своего «крёстного», Александра II, Наследницкая крепость к конце XIX столетия полностью утратила своё военное значение, превратившись просто в ограду храмовой территории.

 

Николаевскую крепость или Николаевское фортификационное укрепление построили в 1836-1838 годах в станице Николаевской (ныне село Николаевка Варненского района); в центре станицы на левом берегу реки Аят была заложена кирпичная ограда.

 

Крепость строили из красного кирпича необычной формы. Четыре башни по углам - наблюдательные посты. Здесь же находились потайные склады для пороха. Храм в центре крепости был не только храмом, но и оборонительным элементом, с него можно было стрелять при набегах. Главной задачей пограничников - казаков было патрулирование границы.

Только в 1837 году крепости Оренбургской погранлинии выдержали около 50 нападений казахских кочевников. Самый большой отпор был дан в 1839 году, когда на Николаевскую крепость напал отряд хана Касыма примерно в две тысячи человек со стороны Степного. Казахи теперь наустанавливали ему памятников, наверное, не меньше чем башкиры своему Салавату. Больше серьезных нападений не было. Крепость исправно выполняла роль устрашения. Кочевники, приехав на тот берег и видя эти мощные стены, сразу быстро соображали, что дальше соваться нельзя.

 

История крепости связана с именем знаменитого Владимира Даля - составителя толкового словаря и знатока русской словесности. Говорят, он лично участвовал в подборе места для строительства крепости. В 1833 году Даль был направлен на службу в Оренбург, где стал чиновником для особых поручений при военном губернаторе.

 

Крепость квадратная в плане: площадка размером 66,5×66,5 м окружена зубчатой стеной (высотой 3,5 м, толщина у основания 1,5 м); с ее внутренней стороны на уровне 1 м от земли по всему периметру был возведен деревянный помост (не сохранился). По углам квадрата располагались массивные башни (высотой более 4 м, размеры по основанию 4×4 м); в стенах башен на выс. 2,5 м располагались амбразуры. В центре западной стены находились массивные ворота с широкой аркой. Сооружение окружали глубокий ров (не менее 4 м; позднее был засыпан) и земляной вал с воротами. В 1844 г. Войсковое правление Оренбургского казачьего войска определило станицу Николаевскую одним из 3 постоянных мест пребывания священника; к ней было приписано 10 поселков. Построенный в 1845-1847 гг. в центре крепости храм был освящен во имя Святого Николая, архиепископа Мир Ликийских Чудотворца. Колокол для храма был когда-то привезен аж из Нижнего Новгорода, было множество икон. В плане здание представляло собой равноконечный крест. Над средокрестием возвышался большой 8-гранный световой барабан под луковичным куполом. Пять глав различной величины: с З. главу, повторяющую по форме главный купол, завершал круглый барабан-звонница с 4 арочными слухами; 3 главы на круглых глухих барабанах имели иную форму, 2 из них (северный и южный) небольшие, алтарная (восточная) — несколько крупнее. Здание выполнено в стилистике классицизма, доминанта декора — белая гладь стен. Формы храма крепостные, монументальные; по фасадам 2 яруса окон; внизу — прямоугольные, вверху — арочные. Архитектурное решение комплекса эклектично: в декоре зубчатых крепостных стен, выполнявших роль церковной ограды, прослеживались мотивы восточной архитектуры и элементы оформления южно-казахстанских замков-крепостей.

 

С 1928 г. началось постепенное разрушение комплекса: были сожжены иконы, в 1932 г. закрыта церковь, в 1934 г., после запрещения колокольного звона в Челябинской области, со звонницы сняты колокола. После 1932 г. здание использовалось под зернохранилище, склад соли, ядохимикатов и удобрений, в результате чего были уничтожены стенные росписи.

Вернуться к списку